Регистрация

Подписка на новости

Вы здесь

Усадьба Кушелева, Юрьева

ЮРЬЕВО – дачная деревня в Окуловском районе, расположенная на правом берегу реки Шегринки на территории Котовского сельского поселения. Здесь с конца XVIII века стояла усадьба Юрьево, принадлежавшая Кушелевым, а позднее Юрьевым. Скорее всего, основателями этой усадьбы были те самые господа Кушелевы, на чьи средства с 1791 по 1801 год строилась церковь Святого Георгия, в честь которой впоследствии и назвали усадьбу (имена Юрий и Георгий идентичны). Что же касается тех Юрьевых, что жили здесь после Кушелевых, то их родоначальником был внебрачный сын помещика Ивана Ивановича Кушелева от крепостной девушки, которому отец дал фамилию по названию деревни и выхлопотал дворянское звание.

Известно, что в 1911 году в Юрьеве проживало 29 человек. До наших дней сохранились усадебный парк и кладбище на высоком берегу реки Шегринки, где в окружении соснового леса стоит величественная Георгиевская церковь. Деревня Юрьево составляет одно целое с деревней Петрово. Границей их разделения служит только мостик через Шегринку, которая в летние жаркие дни превращается в ручеёк. Дома в Юрьеве начинаются не с № 1, а сразу с 44-го и продолжают нумерацию соседней деревни.

Георгиевская церковь представляет собой образец каменного зодчества, один из наиболее ценных памятников архитектуры зрелого классицизма на Новгородской земле. Несмотря на своё разрушенное состояние, она является действующей. По большим праздникам в ней проходят службы.

Посетив Юрьево, новгородский писатель Дмитрий Балашов так выразил свои впечатления о храме Святого Георгия: «Среди высоких сосен замер воплощением чуда гордый российский классицизм... Такому храму стоять у Невского проспекта, на каком ни-то каналов Невы, или быть украшением любого из малых городков России... Как, почему, зачем, по чьей фантазии? Откуда этот пышный, дворцовый, торжественный, вознесённый храм?» 

Действительно, когда видишь церковь Святого Георгия в деревне Юрьево, невольно задаёшься вопросом, как такой величественный храм попал в местечко, находящееся вдалеке от основных магистралей? Ответ на этот вопрос уводит в далекое прошлое, когда в царствование Екатерины II 15 июня 1791 года был заложен первый камень в основание будущей церкви.

Она воздвигалась на собственные деньги тайного советника Ивана Ивановича Кушелева и его супруги Елизаветы Дмитриевны (в девичестве Ланской), фрейлины дворца императрицы. Храм строился в течение 10 лет вплоть до 1801 года и был освящён во имя Святого Великомученика Георгия Победоносца уже в царствование Александра I.

Высокие художественные достоинства памятника, особенности стиля, а также влиятельность заказчика дают основания полагать, что автором проекта был знаменитый архитектор Николай АЛександрович Львов.

Крестово-купольный храм в Юрьеве построен в стиле классицизма. Его основной объём вписан в прямоугольник стен, к которым примыкают 3 портика: западный (четырёхколонный с фронтоном) и два боковых двухколонных. Подпружные арки несут купол со световым фонарём без барабана. Здание лишено алтарных выступов и венчается четырьмя прямоугольными башенками-колокольнями и пятой, круглой двухъярусной, над входом. Колокольня закрывает купол со стороны главного входа и разрушает ясную классическую композицию памятника. Светлый и просторный церковный интерьер (купол, карнизы, порталы, ниши, тяги) украшает тончайшая лепнина.  

Некогда в интерьере храма хранились многочисленные православные святыни (два креста с мощами святых Антония Римлянина, Иакова Боровичского и Варвары Великомученицы, икона Георгия Победоносца в серебряном окладе с бриллиантами, икона Святителя Николая Чудотворца в серебряном окладе с позолотой, икона Святителя Николая с окладом из жемчуга и др.), а также  4 картины на библейские сюжеты, привезённые И. И. Кушелевым из Италии, когда он сопровождал наследника Павла в одной из поездок по Европе. В Италии они посетили мастерскую выдающегося в то время художника Помпео-Джироламо Баттони, который подарил наследнику копию со своей лучшей картины «Кающаяся Магдалина». Позднее в России были сняты копии еще с трёх картин Баттони («Святое семейство», «Варвара-Великомученица» и «Христос с овечкой»), украсившие вскоре стены Георгиевского храма в деревне Юрьево.

Известно, что задолго до революции 1917 года Новгородский архиепископ, увидев в церкви эти полотна, приказал их выбросить. На его взгляд, они носили «светский» характер. Но случилось так, что картины приобрёл за 25 рублей юрьевский помещик Громов (см. Приложение 2), и в его семье они стали передаваться из поколения в поколение. Узнав об этом, к Громовым приехал управляющий московских фабрикантов и ценителей искусства братьев Рябушинских Яковлев, который предложил за «Кающуюся Магдалину» сумму в несколько тысяч рублей, но получил отказ. По свидетельству старожилов, в 1943 году картины были вывезены председателем местного сельсовета в Боровичи и где-то свалены на чердаке. Дальнейшая их судьба до сих пор не известна.

С правой стороны от входа в Георгиевский храм прежде находилось захоронение единственного сына И. И. Кушелева – Александра, погибшего в 1804 году на Кавказе в бою с персами, куда его выслали в действующую армию за дуэль. Но поговаривали, что кроме Александра у помещика был еще внебрачный сын от крепостной девушки, которому он дал фамилию Юрьев.

Над захоронением Александра Кушелева имелось мраморное надгробие с урной. Рядом с ним в стену храма был вделан мраморный барельеф Екатерины II работы выдающегося скульптора Федота Ивановича Шубина. Как стало известно, императрица доводилась крестной матерью Александру Кушелеву. Её барельеф заказали скульптору еще в 1783 году по случаю крещения младенца Александра (родился 18 июня 1783 года в Царском Селе). В 1940 году, к 200-летию со дня рождения Ф. И. Шубина, сотрудники Русского музея увезли этот барельеф в Ленинград, где он хранится и поныне. А надгробие (предположительно, тоже работы Ф. И. Шубина) и иконостас можно увидеть в Новгородском музее-заповеднике, куда они были перевезены после закрытия юрьевской церкви в 1938 году.

В 1864 году священником в храме Святого Георгия служил Е. С. Желомский. В период с 1904 по 1916 годы – Тимофей Цветаев. В 1937 году, когда в стране начались гонения на церковнослужителей, расстреляли настоятеля Николая Алексеевича Успенского (1873 г.р.). Через год после этого закрыли и саму церковь. Службы в ней возобновились лишь в 1946 году. После повторного закрытия храма в 1964 году в нём разместили зерноток, а когда стала протекать крыша, здание совсем забросили. Со временем были сломаны многие надгробия, церковь стала рушиться, и в настоящее время она находится в запущенном состоянии.

В середине 70-х годов XX века здешними местами заинтересовалась питерская интеллигенция, представители которой вскоре стали приобретать в деревнях Петрово и Юрьево разваливающиеся, бесхозные дома. Вот так и дошло до наших дней, что в одной деревне обосновались художники, а в другой – режиссёры, поэты и киносценаристы. И у деревень появилось новое название – «интеллигентные».

Первым в Петрове, в родной деревне своей жены, устроил творческую мастерскую художник Александр Орешников – сын известного живописца, народного художника СССР Виктора Михайловича Орешникова. В 1978 году здесь купили дом художники В. и Ю. Табанины. За ними потянулись художники В. Н. Янтарёв, М. И. Логинов, Ю. Ф. Логинов, Т. и А. Жабины, В. Машенькин, В. Метик, Р. Доминов, А. Михайлова, ювелир и художник Н. Клочков, монументалист Маслов, искусствовед Е. А. Чистякова, режиссёр И. Масленников, актриса Н. Беляева-Микова, сценарист и драматург А. Шульгина и её муж, драматург и киносценарист В. В. Михайлов.

Природа и люди Окуловского края нашли яркое отражение в  творчестве питерских дачников. Супруги Альбина Шульгина и Вадим Михайлов написали сценарий фильма «Научите меня молиться!» (к этому призывает надпись на стене Георгиевского храма).

Страна Див: Энциклопедия Окуловского края / Авт.- сост. Е. Н. Романова, Л.Э. Бриккер; Ред. М. С. Кукина, Е. Н. Туманова; Под общей ред. А. И. Белинского. – СПб.: Изд-во «ДУМА», 2014. – 544с.:ил.


Окуловский район в Новгородской области занимает совершенно особое место. Здесь не прокатился разрушительный молох последней мировой войны, благодаря чему большинство памятников истории, культуры и архитектуры ХVIII - ХХ столетий сохранилось в первозданном виде до сих пор. Вокруг этих памятников и возникают в последнее время жаркие споры и конфликты, будоражащие не только спокойный лесной Окуловский район, но и всю область. Об одном из таких скандалов, связанных с окуловским железнодорожным вокзалом, газета "Культура" уже писала. Теперь настала очередь другого памятника - церкви Святого Георгия, единственного уцелевшего здания усадебного комплекса графов Кушелевых...

"Петровские художники" и другие

Деревни Юрьево и Петрово разделяет речка Шегринка, которая в жаркие годы становится похожей на крохотный ручеек. Преграда эта настолько ничтожна, что молодая поросль двух деревень давно считает их одним целым. Вот и дома в Юрьеве начинаются сразу 44-м номером. Предыдущие 43 хаты стоят по ту сторону Шегринки. В 70-е годы места эти получили статус неперспективных и так бы и канули в Лету, не заинтересуйся здешними краями питерская интеллигенция, приобретая разваливающиеся и бесхозные дома. Теперь здесь коротают лето несколько десятков членов Союза художников, преподаватели Петербургского университета.
"Интеллигентные" деревни стали в Окуловском районе настоящим средоточием культуры. Мастера кисти образовали общество "Петровские художники", имеющее свою страничку в Интернете и несколько совместных выставок. Но несмотря на содержательную дачную жизнь, была у новых поселенцев одна головная боль - Георгиевская церковь, находящаяся на учете в областном управлении государственного контроля, охраны и использования памятников истории и культуры. Долгое время была у поселенцев мечта: создать под эгидой храма православную общину, а там, глядишь, и реставрировать пребывающий в заброшенном состоянии разрушающийся памятник ХVIII столетия.
Дачники договорились с руководством Петербургского художественного училища имени Мухиной направить лучших студентов для обмера и фиксации всего архитектурного ансамбля храма. Что и было проделано. Сегодня все эти данные хранятся в фондах училища и могут существенно помочь реставраторам, которые, хочется верить, когда-нибудь станут восстанавливать одно из творений знаменитого архитектора Николая Львова. А в том, что именно этот зодчий приложил руку к провинциальному храму вдалеке от столиц и крупных магистралей, нет сомнения.

"C отечеством сквитался"
Да и то разобраться, разве ж стал бы любимец Екатерины II Иван Кушелев обращаться в таком деликатном деле, как строительство храма, к кому попало?
Строили церковь долго - 10 лет. Начали еще в 1791 году, а освятили уже в новом, ХIХ столетии, в царствование Александра I. В интерьере святыни, помимо щедрого блеска золотой утвари и хороших икон, находились четыре любопытные картины - копии известного итальянского мастера Помпео Джироламо Батони "Кающаяся Магдалина", "Святое семейство", "Варвара-великомученица" и "Христос с овечкой". Появились они в российской глубинке так. Иван Кушелев сопровождал наследника престола Павла в путешествии по Европе. В Италии они посетили мастерскую Баттони. Тут-то по просьбе Кушелева и сняли копии с "Кающейся Магдалины" (оригинал был продан в Дрезден). А Павел приобрел для Эрмитажа "Святое семейство", копию с которого для Кушелева сняли уже в России. Следы этих полотен теряются в 1943 году. По последним сообщениям, они были свалены на чердаке какого-то частного дома, где, возможно, хранятся и по сию пору.
Столь же невеселой была участь и самого храма. Старые чугунные ворота (в отличие от церкви они находятся не на местной, а на федеральной охране), покосившиеся от времени, приходится открывать вдвоем. За стенами храма за столетия разрослось обширное кладбище, запущенное ничуть не меньше церкви. На высоких ступеньках храма валяются куски штукатурки, лепнины, бутылки, мусор. Двери церкви заперты на символический замок. Впрочем, с таким же успехом его могло и не быть вообще. Выносить из храма уже нечего.
Правда, нет-нет, да появляются здесь любители историй про клады и сокровища. В сотый уже раз они крушат ломами изгаженные и искореженные плиты пола. И не найдя ничего, ломают в слепой ярости могильные надгробия и уничтожают еще проступающие фрески. Вот и плита, под которой был захоронен сын Ивана Кушелева - Александр, действительный камергер кавказского гренадерского полка, капитан и кавалер, погибший в 1804 году на Кавказе, выдрана из своей ниши. Безутешный отец не только перевез тело сына в имение, но и заказал известному скульптору Федоту Шубину мраморный барельеф Екатерины II - крестной Александра - и вмонтировал его в стену над могилой. А на самом надгробии установил памятник. Барельеф тот ныне хранится в Русском музее в Петербурге, а памятник - в Новгородском музее-заповеднике, равно как и церковный иконостас. Среди прочих надписей на нем есть и такая:
Нельзя, чтоб не воздать
Хвалу сему герою,
Который с юных лет
Гоним был злой судьбою...

Елена АНЖЕНКОВА "НАСЛЕДИЕ"

 

Считается, что первые американские переселенцы, обживая земли новой родины и испытывая ностальгию, давали своим городам названия мест, откуда они приехали. Потому в Штатах имеются тезки Москвы, Парижа и прочая. Не знаю, какие люди осваивали Окуловский район, но то, что в нем есть Казань, Чудово, Юрьево, - абсолютно точно. В одну из таких деревень-двойников я и отправился на этот раз.

ОТ ЛУКАВОГО?
Не успел в Окуловском районе утихнуть скандал, связанный с ликвидацией памятника истории и архитектуры - железнодорожного вокзала в райцентре, как моментально разгорелся новый, тоже имеющий прямое отношение к охраняемому достоянию. Вспыхнул он в деревне Юрьево (расположенной в паре десятков километров от Окуловки) по поводу самовольного захвата местной достопримечательности - храма постройки XVIII столетия, находившегося в усадьбе екатерининского царедворца графа Ивана Кушелева. Проектирование этой церкви приписывают архитектору Львову.
Все развивалось стремительно и странно. Однажды здесь появился чудной человек, представившийся отцом Николаем. Поселился в сторожке у врат храма и... начал искать спонсоров для реставрации Георгиевской церкви. Обращался он преимущественно на крупные предприятия, находящиеся за пределами района. Поэтому, когда в Окуловке всерьез заинтересовались непрошеным гостем, тот вел себя уже как заправский хозяин. Вокруг храма громоздились штабеля досок и кирпичей, и строительные работы вели несколько добровольных помощников новоявленного "батюшки". А подступы к памятнику украшали устрашающего вида таблички, сообщающие о том, что реставрация осуществляется по благословению архиепископа Новгородского и Старорусского Льва. При этом объект охраняется ни много ни мало - всеми силовыми структурами России!
Да и сам "отче Николай" оказался фигурой более чем одиозной. Во-первых, он упросил меня не называть в газете его фамилии. Во-вторых, категорически отказывался фотографироваться ("ну если только лица не будет видно"). При этом человек, рассказывающий всем, что имеет самое непосредственное отношение к церкви, путался в самых простых понятиях и нормах. Например, ему ничего не стоит назвать "матушкой" сотрудницу районной администрации...
Поняв, что его номер со священничеством на веру не принимается, Николай легко согласился:
- Тогда называйте меня человеком божьим!
И опять самозабвенно начинал рассказывать о своем подвижническом труде в боровичском Успенском соборе, о посещении православных монастырей по всей России и о том, что года через три юрьевскую церковь никто не узнает - здесь будет женский монастырь.
При этом его совершенно не волновало, что храм не передан Новгородской епархии, являясь пока только памятником истории и архитектуры. И все работы, произведенные на нем без согласования с органами охраны, противозаконны. Но Николаю мало было начать реставрацию, он еще и большой участок земли, прилегающий к памятнику и входящий в охранную зону, распахал трактором. Аргументация этих действий была проста:
- Картошку хочу посадить, я ведь должен что-то есть.
На все ссылки на законодательство и правила проведения подобных работ "сам себе реставратор" лишь отмахивался, мол, потом все оформим!
В конце концов я не выдержал и пообещал поселенцу, что по прибытии в Новгород обязательно позвоню архиепископу, дабы навести справки о "человеке божьем". При этих словах Николай малость стушевался, а потом выдал:
- Может, и не давал Владыка такого благословения... Так ведь Бог дал! Сказал мне: "Иди и строй церковь!". С Господом-то ведь вы спорить не будете? И вообще заявляю, что меня отсюда никто не выгонит. А милиция придет и вынесет на руках, так под забором лежать останусь! И вообще, меня люди сами просят здесь остаться.
И в доказательство показал мне кипу листов с подписями жителей окрестных деревень, собранных для того, чтобы организовать при Георгиевской церкви общину. Уже и сход народный состоялся, который постановил: общине быть!
По возвращении в Новгород я созвонился с архиепископом Новгородским и Старорусским Львом. Реакция его была резкой:
- Это аферист! Я никогда не давал ему никаких благословений. Более того, как только возглавил Новгородскую епархию, распорядился гнать его из Успенского собора Боровичей, где он в то время был старостой, за растрату общественных денег. Думаю, что администрация Окуловского района должна принять незамедлительные меры по выдворению этого человека из охранной зоны памятника.

"ПАПА" ШЕРЛОКА ХОЛМСА
Вообще-то привлекательное расположение Юрьева не раз делало его местом судебных разбирательств. Несколько лет назад здесь уже захватывали землю под несанкционированные постройки. Тогда их прикрыли в самом зародыше, но, по слухам, судебные тяжбы ведутся до сих пор.
При этом собственно деревни с постоянно проживающими людьми здесь нет. Всего шесть дачных домиков - вот и все Юрьево сегодня. Но зато какие дачники! Самая неказистая и неухоженная усадьба (фото внизу) у известного кинорежиссера Игоря Масленникова, автора замечательных сериалов "Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона" и "Зимняя вишня". Видно, что хозяйская рука давным-давно не касалась не только хозяйственных и жилых построек, но и всего участка с покосившимся забором, утопающего в одичавшей сирени.
Самого режиссера в здешних краях не видели уже, наверное, года четыре. Только супруга с дочкой наезжают каждое лето на пару-тройку дней за грибами-ягодами. И опять сиротеет домина. А ведь когда только Масленников приобрел недвижимость в Юрьеве, он мечтал сделать из этого дивного места райский уголок: найти деньги на реставрацию храма, создать церковную общину... Но что-то поменялась в планах режиссера, и все его мечты остались нереализованными.
Другие обитатели деревни не строят никаких иллюзий о суперроли исторического местечка в жизни России. Они просто живут здесь. Хотя почти все они тоже люди искусства. Поэт Альбина Шульгина с мужем-киносценаристом Вадимом Михайловым. Хозяйка в свое время писала довольно популярные песни, которые любил исполнять Эдуард Хиль (помните, "Сирени мокрые кого-то ждут"?). А еще семейный тандем создавал сценарии для художественных фильмов. В последнее время Вадим Михайлов участвовал в создании нашумевшего сериала "Бандитский Петербург".
Но поговорить о трудностях профессии киносценариста нам с хозяевами дачи не удалось. За несколько часов до нашего приезда в Юрьево они отбыли по каким-то делам. Их владения охранял лишь бандитского вида кот, украшенный многочисленными шрамами. Но он ничего толкового сказать не мог, лишь лежал на свежевскопанной грядке и орал противным голосом.
Еще в деревне обитают художники, сотрудники петербургского телевидения и разная прочая богема из города на Неве. Впрочем, есть и москвичи.

ПРОРАБЫ МОСТА
Эта семья задерживается в здешних краях дольше всех. С марта по ноябрь Ивановы зачастую остаются в деревне одни: пенсионерам торопиться некуда. Но их это совершенно не пугает. Хулиганы здесь мирные, по домам в поисках чего-нибудь ценного не шарят. Если и устраивают когда какие сборища, то делают это подальше от людских глаз, на месте бывшей усадьбы или возле Георгиевского храма. А вот лисы и зайцы в опустевшем поселении - частые гости.
Вообще-то Юрьево - родина Ивановых. Они еще помнят то время, когда здесь была целой усадьба всесильного графа. В ней они и учились. До сих пор на здешних огородах находят предметы, имеющие непосредственное отношение к обитателям усадьбы. То перстенек серебряный, то складень из земли вынут. Но, несмотря на такие находки, к рассказам о графском кладе относятся с иронией. Мол, не в 1917 Кушелев жил. При Екатерине II прятать ценные вещи нужды не было.
Но особенно старожилы любят вспоминать о том, какая у них красивая была некогда церковь. В 50-е годы прошлого столетия храм еще был действующим. По рассказам многих очевидцев, такой красоты, как в этой церкви, они не видели больше нигде. И дело не в обилии золота или необычных художественных приемах в росписи святыни. Просто Георгиевский храм всегда был живым. Внутри он лазорево-белый, чистый, теплый и светлый... Может быть, именно благодаря этим воспоминаниям и ратуют жители окрестных деревень за создание церковной общины, чтобы все равно кто, но возрождал дорогую святыню. Правда, говорят, что собранные от местного населения пожертвования на ремонт храма "отец" Николай отдал в какую-то церковь в Боровичи. Во всяком случае, никакого отчета о трате общественных денег потенциальные прихожане от него так и не получили.
А вот насчет того, что "сам себе реставратор" занимается своим делом незаконно, то в Юрьеве на сей счет есть особое мнение, несколько расходящееся с позицией официальных властей. Местные жители уже не впервой сами решают свои проблемы. Взять хоть ремонт и строительство моста, который они осуществляют исключительно собственными силами.
Иначе нельзя. Чтобы пробраться в деревню, надо миновать маленькую, но норовистую речушку с крутыми берегами. Вброд ее перейти было бы можно, но вещи на себе не потащишь, да и за транспортом догляд нужен. Вот и собираются здешние пенсионеры плечом к плечу: заготавливают бревна, делают настил - строят мост. Его хоть ни в одном дорожном справочнике не найдешь, но переправа получается крепкой, даже грузовики с лесом легко проходят.
Одна незадача: больно часто приходится заменять разбитые колесами бревна. Но пенсионеры не унывают, для себя ведь стараются!

Максим ВЛАДИМИРОВ

Новгородские ведомости

№ 73 от 26 мая 2001 года

Татьяна # 2 Сентября 2017 23:36

На сегодняшний день храм заброшен. После смерти в 2016 году последнего самовольно поселившегося пенсионера никто культурным населением не интересуется. Крыша и та у храма была покрыта единолично и на деньги пенсионера. И не совсем забыто кладбище на территории храма. Есть живые цветы, установленные недавно памятники и окрашенные ограды.убрано больное дерево, рухнувшей от удара молнии. А что сделал для восстановления храма район????? Повесили замки с трёх сторон?????

Добавить комментарий


Условия размещения комментариев:
Комментарии публикуются только после одобрения модератора.
Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. Редакция сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Не подлежат публикации комментарии:

  • содержащие оскорбления личного и религиозного характера;
  • содержащие ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме;
  • содержащие ненормативную лексику;
  • носящие рекламный характер;
  • нарушающие положения действующего законодательства.

Нажатие кнопки «Сохранить» является безоговорочным принятием этих условий.


Ищем и опубликуем любую интересную информацию о нашем городе и районе.
Готовы сотрудничать с властью, компаниями, журналистами, инициативными людьми - со всеми кому важно, чтобы наш город был достойно представлен в Интернете.
Републикация текстов, фотографий и другой информации в коммерческих целях, разрешена только с письменного разрешения автора.

Электропочта: admin@okulovka.com

Сделано в web.okulovka.com